Колыбель столицы Кузбасса

Продолжаем публикацию статьи, посвященной 110-летию Кемеровского рудника (начало в №5 журнала «Уголь Кузбасса»)


В первый год войны, используя довоенные резервы, трест «Кемеровоуголь» выполнил план на 106%. Особенно отличились коллективы шахты «Центральная» (119,5%) и «Пионер» (113%). Не вышла на запланированный уровень самая крупная шахта рудника — «Северная» (99%).

Наиболее трудным для шахт Кемеровского рудника, как, впрочем, и для всего Кузбасса, оказался 1942 год. Трест не справился с планом добычи (96,4%), все шахты, за исключением «Южной», снизили производительность труда. Сложившаяся ситуация объяснялась нарушениями технологического режима, перебоями в снабжении инструментами и материалами, отставанием в подготовке очистного фронта и кадровыми проблемами, особенно неукомплектованностью забойщиками и проходчиками. На смену кадровым шахтерам, призванным в армию, на шахты пришли старики, женщины, молодежь. Общее число рабочих на руднике за годы войны увеличилось с 3 560 до 4 474 человек.

Число женщин на Кемеровском руднике только с июля по декабрь 1941 года увеличилось с 984 до 1 295 человек. А к концу войны удельный вес женщин среди шахтеров превысил 29%. Женщины активно осваивали профессии забойщиков, навалоотбойщиков, проходчиков, машинистов электровозов, запальщиков, мотористов.

К примеру, на шахте «Центральная» 78 женщин освоили профессию взрывника. На шахте «Бутовская» бригады забойщиков Марии Давыдковой и Али Альковой были передовыми по добыче угля на протяжении всех военных лет. Бригада Героя Социалистического Труда Егора Афанасьевича Бурлова с шахты «Центральная» на две трети состояла из женщин.

Главная задача, которая стояла в военные годы перед шахтерами рудника, заключалась в обеспечении оборонных предприятий страны высококачественным углем. Решалась она в неимоверно трудных условиях на пределе человеческих сил, в условиях острейшей нехватки самого необходимого.

Бывший управляющий трестом «Молотовуголь» Даниил Борисович Ялевский вспоминал: «Во втором полугодии 1941 года трест не справился с планом. Выправлять обстановку срочно прилетел нарком угольной промышленности Василий Васильевич Вахрушев. Собрал шахтерский актив и стал давать советы: «Загнать как можно больше людей в забои, чтобы жопа об жопу рубили в достатке уголь». В эти годы возникло движение фронтовых бригад двух- и трехсотников, тысячников, а летом 1942 года развернулось движение за всемерное оказание помощи фронту.

Красноречивой оценкой трудовой доблести шахтеров Кемеровского рудника вместе с другими отличившимися шахтерами Кузбасса стало присвоение в 1948 году высокого звания Героя Социалистического Труда проходчику шахты «Центральная» Егору Афанасьевичу Бурлову. За самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны Кемеровский рудник неоднократно получал переходящее Красное Знамя, а коллективы шахт «Центральная», «Пионер», «Северная» награждались Знаменем Наркомата угля и ВЦСПС. Коллектив шахты «Северная» за работу в 1941-1945 годы был награжден орденом Отечественной войны I степени.

За 1941-1945 годы на шахтах рудника было добыто 8 681 000 тонн угля. По сравнению с довоенным 1940 годом добыча выросла на 45,3% в 1945 году.

Но успех дался дорогой ценой. На шахтах рудника за годы войны погибло 194 шахтера, в том числе 37 женщин.

Первые послевоенные

В послевоенные годы на руднике начали работать шахты «Ягуновская» (1948 год), «Лапичевская» (1948 год), «Промышленовская» (1950 год), разрез «Кедровский» (1953 год).

К концу 50-х годов и в первой половине 60-х шахты, введенные в эксплуатацию во время индустриализации и в военные годы, исчерпали возможности наращивания объемов добычи угля из-за истощения запасов на действующих горизонтах. К таким шахтам в первую очередь относились «Центральная» и «Пионер». Немного лучше обстановка с очистным фронтом была на шахтах «Северная» и «Бутовская». Если по «Северной» и «Бутовской» были варианты, как их поддержать, то «Центральная» и «Пионер» однозначно подлежали закрытию. Но с таким решением не согласился начальник комбината «Кузбасс­уголь» Владимир Павлович Романов. Своим решением он эти шахты превратил в добычные районы соседних шахт. Так старейшие шахты, соответственно в 1961 и 1962 годах, стали районами «Северной» и «Ягуновской».

За счет промышленных запасов, переданных на баланс, «Северная» лет на 10 продлила срок своей работы. На «Ягуновской» суточная добыча увеличилась более чем в 2 раза, до 3 100 тонн.

На шахте «Бутовская» началась реконструкция. Первый на Кемеровском руднике коллектив шахты начал осваивать механизированную выемку угля. Идеологом и организатором ее стал главный инженер шахты Александр Трифонович Балашов.

15 мая 1966 года газета «Кузбасс» опубликовала Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении комбината «Кузбассуголь» орденом Ленина. В указе особо отмечалась большая работа кузбассовцев по внедрению на шахтах новой техники.

«Урожайные» годы

1966 год для горняков Кемеровского рудника был богат на заслуженные награды.

Коллектив проходческой бригады Геннадия Витальевича Круковского с шахты «Бутовская» был удостоен имени XXIII съезда КПСС. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29.06.1966 за достигнутые успехи в выполнении заданий пятилетнего плана по развитию угольной промышленности орденом Ленина были награждены: Иван Матвеевич Алисов— проходчик шахты «Ягуновская», Петр Денисович Астапенко — проходчик шахты «Промышленовская», Николай Ефимович Ерошкин — ГРОЗ шахты «Северная», Александр Викентьевич Круковский — проходчик шахты «Бутовская», Василий Никифорович Кондратенко — ГРОЗ шахты «Северная».

В этом же году (1966) звания Героя Социалистического Труда был удостоен ГРОЗ шахты «Ягуновская» Алексей Алексеевич Бабенко.

В 1971 году за высокие производственные показатели разрез «Кедровский» был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В этом же 1971 году звание Героя Социалистического Труда было присвоено бригадиру проходчиков шахты «Северная» Анатолию Дмитриевичу Ракитянскому.

Технологический подъем

70-е-80-е годы на шахтах Кемеровского рудника полным ходом идет реконструкция горного производства. На шахты пришли проходческие комбайны, очистная техника, современные конвейеры.

В 70-х годах в лаве на Щегловской прирезке шахты «Ягуновская» был смонтирован первый механизированный комплекс. Механизированная выемка угля велась одновременно с отработкой крутых пластов щитовой системой. И этот симбиоз продолжался вплоть до закрытия шахты.

В начале 70-х уже был подготовлен и утвержден проект закрытия шахты «Северная». Но на шахту был назначен директором Михаил Иванович Найдов, который не стал дожидаться закрытия, а вместе с технической службой шахты стал искать выход из сложившейся ситуации. И он был найден. За счет энтузиазма, профессионализма коллектива, внутренних резервов шахтеры «Северной» вышли на пласт Кумпановский.

В декабре 1978 года первая механизированная лава, оборудованная комплексом 2МКЭ, была запущена в эксплуатацию. Шахта обрела второе дыхание. Она вновь становится флагманом угледобычи на Кемеровском руднике.

В конце 70-х годов реконструкция шахты «Бутовская» позволила коллективу довести добычу до 700 тысяч тонн угля в год. По производительности шахта вышла на второе место в объединении «Северокузбассуголь», а по итогам 1988 года выдала на-гора миллион тонн угля.

Реструктуризация

Но наступил 1989 год. Резко обострилась социально-экономическая обстановка, которая переросла в массовые забастовки.

16 апреля 1991 года Аман Гумирович Тулеев, работавший в то время председателем областного Совета народных депутатов, отправил телеграмму председателю Верховного Совета РСФСР Борису Николаевичу Ельцину такого содержания:

«Спад производства в области с начала года (1991) составляет 313 млн руб. (6%), недопоставлено продукции по договорам на 190 млн руб., основная часть невыполненных поставок — у шахтеров, в забастовке участвовало 63 предприятия, не выходили на работу 34 835 человек, общие потери рабочего времени — 370 тысяч человеко-дней. Потери в заработной плате достигли 32 млн руб. На забастовки в Кузбассе не реагирует никто в российском правительстве….»

Ответа от Бориса Ельцина не последовало.

Уголь потерял былую ценность. А бартерные сделки и вовсе его обесценивали.

С 1994 года началось массовое закрытие шахт в бассейне.

В 1997 году так называемая реструктуризация угольной отрасли не обошла стороной Кемеровский рудник. Были закрыты шахты: «Северная» (1997), «Ягуновская» (1997), «Бутовская» (1998), «Лапичевская» (1998), имени Волкова (2000).

На руднике осталось одно угледобывающее предприятие — Кедровский угольный разрез. И только в 2013 году была построена и запущена в эксплуатацию шахта «Бутовская»

По итогам 2016 года их совместная добыча составила 6,6 миллиона тонн. Планируется, что с вводом второй очереди на шахте «Бутовская» общая добыча будет составлять более 7 миллионов тонн.

Николай Маньшин,
директор Фонда «Шахтерская память» имени Романова


Юрист Сухининой