День шахтера-2019

АСМ-РЕСУРС-2019


Наше основное преимущество

С 3 по 6 октября в Москве, в Центральном выставочном зале «Манеж», состоялась Российская энергетическая неделя


В основе деловой программы Форума было два основных блока «Глобальная энергетическая повестка» и «Планы развития российского ТЭК».

В первом блоке изучали аспекты развития энергетики в меняющемся мире, во втором- достижения и проблемы угольной, нефтяной, газовой, нефтехимической, электроэнергетической отраслей современного отечественного топливно-энергетического комплекса, в частности, в мероприятиях отраслевых сессий.

Особое место было уделено улучшению экологии угольной промышленности. Круглый стол на эту тему прошел под руководством заместителя председателя комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по энергетике Дмитрия Исламова.

Участниками круглого стола стали: Геннадий Алексеев, генеральный директор, АО ХК «СДС-Уголь», Виктория Венчикова, заместитель директора департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Мария Доброхотова, Заместитель директора ФГАУ «Научно-исследовательский институт «Центр экологической промышленной политики», Виталий Латохин, заместитель директора по экологии и землепользованию АО «УК «Кузбассразрезуголь», Андрей Моисеенков, д Директор ФГБУ по вопросам реорганизации и ликвидации нерентабельных шахт и разрезов «ГУРШ», Сергей Мочальников, директор департамента угольной и торфяной промышленности Министерства энергетики Российской Федерации, Андрей Панов, исполняющий обязанности заместителя губернатора Кемеровской области по промышленности, транспорту и экологии, Людмила Перелыгина, заместитель начальника отдела охраны окружающей среды АО «СУЭК».

Дмитрий Викторович отметил высокую актуальность вопросов, которые планировалось поднять в рамках заседания «круглого стола». Открывая мероприятие, он сказал:

- На заседании комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК под руководством президента России В.В. Путина в Кемерово приняты серьезные решения по наращиванию объемов добычи угля, расширению транспортной доступности, увеличению экспорта. Для выполнения всех этих задач необходимо эффективное законодательное регулирование, особенно в сфере охраны окружающей среды.

Например, в последнее время предпочтение отдается в пользу открытой добычи угля, так как она является более безопасной для шахтеров, вместе с тем, такой способ добычи оказывает наибольшее влияние на окружающую среду, и любое несоответствие, отклонение, излишняя мягкость требований законодательства вызывает реакцию населения.

Поэтому сегодня нам следует  обсудить, какие именно направления законодательства Российской Федерации в части экологизации угольной промышленности требуют обновления.

В настоящее время осуществляется переход на новую модель природоохранного законодательства, связанного с внедрением наилучших доступных технологий, в связи с чем возникает много вопросов: как будет проходить переход предприятий на НДТ? Какими документами будет регулироваться уровень воздействия угледобывающих производств на окружающую среду? Будет ли действовать и каким образом режим одного окна для предприятий? На эти и другие вопросы участники форума и попытались найти ответы.


 

Сергей Мочальников провел анализ положения, отметив:

- Предприятия стали больше внимания уделять вопросам охраны окружающей среды, но накопившиеся проблемы пока не дают возможности кардинально изменить ситуацию.

Сергей Викторович проиллюстрировал свое выступление цифрами (по итогам 2017 года). Он отметил, что промышленными предприятиями сброшено в воду почти 460 миллионов кубометров сточных вод (из которых шахтные и карьеные составили 97%). 75% - это загрязненные сточные воды с превышением действующих нормативов.

Очистка сточных вод на предприятиях угольной отрасли осуществляется несколькими способами: основная доля (88%) – механический способ очистки, физико-химический и биологический способы только развиваются.

- За последние 6 лет, - отметил выступающий, - динамика показателей сброса в целом положительная, однако это доля все еще очень высока. Что касается выбросов в атмосферу, за 6 лет наблюдений динамика практически не изменилась. Учитывая, что объемы производства растут, это хорошая тенденция! В прошлом году в атмосферу выброшено 1104 кубометра вредных выбросов (86% - это шахтный метан из угольных пластов, содержащийся в выбросах из вентиляционных систем шахт). Количество улавливаемых вредных веществ, к сожалению, снижаются, что свидетельствует о недостаточных масштабах и эффективности работы. Площадь нарушенных земель составила более 6800 гектар, из них рекультивировано менее 20% (1285 га). Этот показатель растет все большими темпами: за последние 6 лет - в 1,6 раза. В отрасли образовано 3 598 тонн отходов, которые на 99% представлены вскрышными вмещающими породами и побочными продуктами обогащения угля. В отвалах размещено 1 840 тонн, доля использования отходов – 54%, количество отходов, накопленных в природных отвалах превысила 21 миллиард тонн. Динамика показателей обращений с отходами  свидетельствует о непрерывном росте количества ежегодно образующихся отходов, что обусловлено опережающим развитием открытого способа добычи. При этом между образованием и использованием отходов производства имеется существенный разрыв, который сохраняется и ведет к накоплению отходов во внешних породных отвалах.

С.В. Мочальников подчеркнул, что эффективность природоохранной деятельности на предприятиях отрасли в значительной степени определяется уровнем затрат на охрану окружающей среды. В 2017 году они выросли на 1,3 раза (по сравнению с 2016 годом) и составили 1 537 миллионов рублей. Затраты же на капитальный ремонт сооружений и оборудования природоохранного назначения сократились и составили мене 33 миллионов рублей.

- Положительным фактором, прокомментировал докладчик, - стало увеличение в 2,3 раза инвестиций в природоохранную деятельность, тем не менее достигнутый уровень инвестиций является недостаточным и не может обеспечить своевременное обновление основных фондов природоохранного назначения. Сравнение фактически достигнутых в 2017 году индикаторов экологической безопасности со значениями, установленными Программой развития уровня угольной промышленности на период до 2030 года для 2 этапа (это период 2016-2020 годы) показывает, что из 9 принятых индикаторов достиг установленных значений только один: доля комплексного использования отходов угольного производства. 

Проблемы, по мнению спикера, нужно разобрать по полочкам и по каждому направлению, которое является критическим, наметить пути решения.


Виктория Венчикова рассказала о работе, которую проводит Министерство природы по переходу на наилучшие доступные технологии и высказала свое мнение о том, поможет ли она решению тех проблем, которые уже есть в угольной отрасли. Она отметила, что представители угольной промышленности активно контактируют с Министерством. Вопросы экологии в нашей стране обсуждаются на самом высоком уровне. Так в апреле 2017 года Президентом РФ Владимиром Путиным утверждена Стратегия экологической безопасности РФ, в мае текущего года Указом Президента «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года» Правительству поручено совместно с органами государственной власти субъектов разработать национальный Проект по направлению «Экология». Одной из задач этого национального Проекта является внедрение наилучших доступных технологий (НДТ) на уже действующие предприятия. В Стратегии экологической безопасности этот вопрос также является одним из важнейших.

- Эти документы, - подчеркнула Виктория Рудольфовна, - четко обозначают перечень задач, к решению которых мы должны будем в ближайшее время привлечь все наши интеллектуальные, финансовые, административные ресурсы. Уже сегодня мы можем говорить о коренных преобразованиях экологической политики и нормативно-правого регулирования в нашей стране. Вместе с бизнес-сообществом мы пытаемся найти решение экологических проблем, которые накопились еще со времен Советского Союза.

По мнению докладчика, наиболее значимые изменения в сфере окружающей среды происходят в областях обращения с отходами производства и нормирования негативного воздействия на окружающую среду.

Внедрение НДТ затрагивает практически все сферы регулирования негативного воздействия, включая государственную экологическую экспертизу, нормирование, вопросы платы за негативное воздействие, экологического контроля и надзора.

Основная идея этого законопроекта – разделить предприятия на 4 категории, выделить те, которые несут максимальные риски окружающей среде и сосредоточить внимание государственных органов на них, а по отношению к остальным предприятиям снизить избыточное регулирование. Так, предприятия 4 категории будут проверяться только в рамках плановых проверок.

Для объектов 3 категории разработана отчетность об уровне и объемах воздействия, для объектов 2 категории предусмотрено представление деклараций о воздействии на окружающую среду с расчетом предельно допустимых нормативов. Для объектов 1 категории – одно комплексное экологическое разрешение.

НДТ – это комплекс технических и управленческих решений, которые показали свою действенность в условиях РФ, с одной стороны обладают наилучшим уровнем охраны окружающей среды, а с другой - являются экономически эффективным. Принципы НДТ рассматриваются как решение задач модернизации производства, внедрения инновационных технологий, повышение конкурентоспособности российской промышленности. 

Виктория Рудольфовна отметила, что почти половина угля, добытого в России, экспортируется в другие страны. В последнее время в Министерство природы РФ поступают многочисленные обращения граждан, проживающих в Хабаровском и Приморском краях, Мурманской области с жалобами на масштабное загрязнение воздуха, а также территории акватории вблизи морских портов угольной пылью. Внедрение НДТ в том числе в портах при перегрузке позволит решить эти проблемы.

- В 2017 году, отметила выступающая, - утвержден справочник, при составлении которого использовались данные о 214 действующих в стране угольных предприятиях. Все они были разделены на категории. Природопользователи на базе справочников должны проанализировать свою работу, в случае несоответствия справочным нормативам, разработать программу повышения эффективности и модернизации.  Затем эта программа должна быть одобрена межведомственной комиссией, которая будет создана при Минпромторге России. После этого будет разработана проектная документация. С 1 января 2019 года вводится экологическая экспертиза. Работа масштабная, поэтому закон вводится поэтапно. До конца текущего года должны быть разработаны все подзаконные акты. С 2019 по 2022 годы включительно 300 крупнейших предприятий-загрязнителей, чьи выбросы и сбросы составляют не менее 60% всех выбросов и сбросов в стране, в первоочередном пилотном порядке должны будут получить комплексное разрешение на основании НДТ. Перечень этих объектов летом был утвержден Министерством (в т.ч. -  30 предприятий по добыче угля). Перечень сформирован на основании нормативов, а не фактических объемов. Прошу принять к сведению, что многие положения, которые включены в закон, являются новыми для РФ. Естественно, когда они готовились, правоприменительная практика отсутствовала. Возможно появление вопросов и внесение изменений.  Например, законом предусмотрена необходимость  оснащения источников ряда предприятий  1 категории системами  автоматического контроля.  Когда готовился подзаконный акт, стало понятно, что тех норм, которые существуют, недостаточно.  Летом 2018 года в законодательство были внесены изменения, согласно которым предусмотрено, что одобрение программ оснащения  предприятий системами автоматического контроля будут осуществляться в рамках выдачи Комплексного разрешения, при этом срок реализации таких программ  не может превышать 4 года (на проектирование, прохождение необходимых экспертиз, закупку оборудования, установку и запуск в эксплуатацию).

Минприроды совместно с бюро НДТ в 2017-2018 годах провели более 10 деловых игр по выдаче Комплексных экологических разрешений.  Они проходили на площадках предприятий, которые готовили гипотетические заявки на получение Комплексного разрешения. В игре участвовали территориальные органы государственных органов власти, заинтересованные в вопросах нормирования, муниципалитеты, Прокуратура и Ростехнадзор.  В ходе обсуждения каждый участник мог сказать: «Стоп, игра!» и задать любой вопрос. В ходе этих игр вырисовался механизм выдачи экологических разрешений и подготовлен законопроект, который уже внесен в Правительство. Законопроектом предусмотрено исключение государственной экологической экспертизы из материалов Комплексного экологического разрешения. Эта процедура заменена на согласование заинтересованными федеральными органами, органами исполнительной власти субъектов рамках одного окна - Роспроднадзор.  В департаменте создается специальный отдел, который будет заниматься оперативной актуализацией законодательства. В течение переходного периода законом предусмотрено переходное Положение: до выдачи КЭР действуют те нормативы, которые установлены до 1 января 2019 года. Действие их автоматически продлевается.


Людмила Перелыгина подробно остановилась на нормативах ПДК, касающихся водных объектов.

 Она заострила внимание на том факте, что нормативы допустимого воздействия разрабатываются на срок не менее 15 лет и за ориентир по большей части принимаются ориентиры рыбохозяйственных ПДК. Что касается Байкальской природной территории, на которой работают предприятия СУЭК, там устанавливаются еще более жесткие требования.

В действующей системе нормирования докладчик выделила еще несколько противоречий:

1.Требование нормирования дренажных вод, отводимых от объектов во избежание их подтопления и не подвергающиеся воздействию, нормируются как сточные воды без учета их качества.

2.Отсутствует перечень и порядок нормирования веществ двойного генезиса по их происхождению и распространению в природных водах как по естественному, так и по антропогенным причинам. Это касается и органических, и неорганических веществ.

3.Требования нормирования по ПДК. Приказом Минприроды №598 внесены изменения в методику, согласно которой нормирование качества воды осуществляется в соответствии с физическими, химическими, биологическими и иными показателями с учетом действующего Распоряжения Правительства 1316 Р.  При этом данный подход не соответствует санитарному законодательству, в соответствии с которым введен СанПин водоотведения населенных мест: сброс сточных и дренажных вод в черте населенных мест через существующие выпуски допускаются лишь в исключительных случаях. В этом случае нормативные требования, предъявляемые к составу и свойствам, должны соответствовать требованиям, предъявляемым к воде и водным объектам питьевого, бытового и рекреационного водопользования.

Если возвращаться к Распоряжению Правительства 1316 Р, то для водных объектов существует перечень 249 веществ, если сравнивать его с Приказом Министерства сельского хозяйства №552, там ПДК не установлен как минимум для 20 веществ.

4. Водопользователю может быть установлен норматив жестче ПДК рыбохозяйственных, то есть применение данного положения возможно в случае, если фактический сброс ниже ПДК. Т.о. установленные к нормированию сброса требования ниже ПДК приводят к установлению нормативов для веществ, которые фактически не являются загрязненными. Получается, у природопользователя нет экономической цели для модернизации производства.

5. Нормирование сбросов по маркерным веществам не урегулировано. Взаимосвязь между внедрением НДТ и существующим нормированием, касательно маркерных веществ, тоже в настоящее время отсутствует.

Людмила Александровна озвучила предложения компании «СУЭК»:

- С учетом того, что справочники являются одним из ключевых аспектов перехода на НДТ, где установлены те же самые маркерные вещества, мы предлагаем рассмотреть возможность применять маркерные вещества технологические показатели НДТ отраслевых справочников как основу нормирования объектов, относящихся к областям применения НДТ, доработать соответствующую нормативно-правовую базу, закрепляющую методологию механизма нормирования в отношении сбросов загрязняющих веществ, таким образом определив правовой статус справочников НДТ, который пока что нигде четко не прописан, и при этом закрепить порядок выдачи комплексных методологических решений, которые мы тоже давно ждем.


Виктория Рудольфовна прокомментировала выступление предыдущего докладчика:

- Приказ о нормативах воздействия на Байкальскую природную территорию сейчас меняется – разослан по субъектам на согласование, все жесткие нормативы по сбросам будут пересмотрены, по ПДК рыбхоза летом этого года принят Закон, которым вносятся изменения в Законодательстве о водоотведении и водоснабжении и одновременно о рыболовстве и охране среды обитания. Работа ведется, но полностью отказаться от требований Закона о рыбоводстве мы ведь тоже не можем.     


Виталий Латохин в своем выступлении подчеркнул:

- Экология – это идеология. Ею надо заниматься постоянно и серьезно или не заниматься вовсе. У нас в компании ровно год назад организована дирекция по экологии и землепользованию, которую я возглавляю и которая направлена на решение этих вопросов.

Виталий Александрович отметил, что формально проверяющие могут оштрафовать любую компанию.

- Механизм предъявления претензий в порядке гражданского производства «О возмещении вреда, причиненного окружающей среде» сбросом сточных вод и незаконным размещением отходов в части нарушения почвы, позволяют исчислять вред, который могут предъявлять контролирующие структуры, миллиардами рублей по каждому конкретному случаю. Здесь движение от бизнеса к государству должно быть двухсторонним.  Сейчас установлены ПДК рыбохозяйственного назначения. Предприятия обязаны сбрасывать фактически дистиллированную воду: по действующему законодательству предприятия должны сбрасывать воду (даже скопившуюся в карьерах) чище в разы, чем оно берет ее из реки. То есть показатели качества выше по течению могут быть хуже чем в сбрасываемой воде. Любой инспектор может взять пробы и предъявить предприятию ущерб, вне зависимости от того, какие технологии применялись. Формально он будет прав. Назову еще одну проблему:  летом вышло Постановление Правительства «Об утверждении конкретного перечня загрязняющих и вредных веществ, которые нормируются». А реестр методик, по которым разрабатываются соответствующие разрешительные документы, до сих пор не утвержден.

Докладчик отметил:

- Несмотря на все существующие проблемы, можно говорить о коренном переломе действующего природоохранного законодательства, который начался с 2013 года. Это очень хорошо, что власть и контролирующие органы идут по пути реформирования. Огромная просьба – чтобы законодательная практика не отрывалась от правоприменительной практики, от реалий, которые существуют!

Отдельно В. Латохин остановился на вопросах оформления прав землепользования.

- «Кузбассразрезуголь» ведет преимущественно открытые разработки, - отметил он. - При приобретении прав на недра (все, что глубже 5 метров от земной поверхности), которое оформляется лицензией, в соответствии со ст. 12 «Закона о недрах» предоставляются границы горного отвода недр. Недропользователь получает преимущественное право на разработку земельных участков, которые попадают под карьер. При этом все, что находится выше 5 метров: почва, земельные участки различных категорий, действующим законодательством не отрегулировано. А на поверхности могут находиться земельные участки сельхозназначения, земли лесных категорий, особо охраняемые и зеленые зоны. Формально недропользователь приобретает право разработки,  а когда обращается в установленном порядке для оформления участков на праве собственности или аренды, он сталкивается, например, со статьей 107 Лесного кодекса, который говорит о том, что разработка в границах особо защитных участков земли запрещена. Нельзя сделать карьер с островком особой защитной зоны.

Еще один момент.

По требованиям градостроительного кодекса добросовестный природопользователь обязан представить в рамках проекта документы, представляющие его права на участки муниципальной собственности, необходимые для ведения работ. Согласно закона «О недрах» участок может быть представлен только при наличии у него утвержденного в установленном порядке Проекта разработки, в данном случае - каменноугольного месторождения. Замкнутый круг.

Законопроект был внесен в Госдуму, но по неизвестным причинам он был отозван с формулировкой «Снято с рассмотрения в связи с отзывом субъекта законодательной инициативы».


Геннадий Алексеев предложил изменить тональность выступлений, призывая проанализировать, кому и почему выгодно очернение угольной отрасли:

- Огромное спасибо за то, что сегодня идет такой откровенный и открытый разговор между лидерами отрасли, Федеральной и местной властью. Призываем бизнес и власти посмотреть на эту проблему объективно изначально подумать: кому это нужно? Парижское соглашение кому нужно? Жалобы населения – почему они происходят? Больше всего кричат те страны, которые свои запасы угля уже исчерпали в 19 и 20 веке. Но угольная отрасль одна из наименее вредных для экологии видов первичных энергоресурсов! Только угольные отвалы мгновенно зарастают травой, а через 2-3 года - кустарником и деревьями. Это первое. Второе – нет ни одного вида морских грузоперевозок, кроме угля, которые не страхуются от экологического негативного воздействия в случае утопления корабля, потому что уголь является естественным сорбентом. Почему же окраска угольной отрасли в мире столь негативна? Когда создавались населенные пункты для освоения месторождения угля, они создавались непосредственно на месторождении. Здесь решать надо проблему коренным образом – как предложил губернатор Кемеровской области Сергей Евгеньевич Цивилев – все жилые дома должны быть выведены за пределы санитарной защитной зоны (ее размер равен 1 км). Это общая проблема: федеральных региональных, муниципальных органов власти и бизнеса. Не надо проблему, которая накоплена за столетия, перекладывать только на плечи бизнеса, если мы не хотим сегодня уничтожить тот бизнес, который приносит колоссальные позитивные вещи для всего сообщества – от налоговых доходов до создания высокотехнологичных и высокооплачиваемых рабочих мест. Останется ли   угольная отрасль локомотивом и драйвером экономики? Нет ни одной другой такой отрасли, которая дает почти половину грузоперевозок, машиностроения и др. Именно так и нужно рассматривать угольную отрасль, а не как вредного замарашку, который мешает нам двигаться к светлому будущему!

- Хочу остановиться еще на одном аспекте: вскрышные породы, на наш взгляд,  не являются отходами. Приведу пример Германии – страны, которая очень ответственно относится к окружающей среде. Еще совсем недавно Германия добывала открытым способом 200 млн тн угля в центре Европы. Тем не менее там остаются чистота, порядок, цветочки и бабочки. Почему? Рекультивация нарушенных земель проводилась следом за ведением открытых горных работ. И никто не говорит, что это отходы, которые навечно нужно содержать. И еще: недропользователи делятся на три категории: чернокопатели (схватил-продал, после себя все бросил), компании, которые не выдерживают лицензионные соглашения, и добросовестные компании-недропользователи. Ведут себя все по-разному, а негатив ложится на всех одинаково. Прошу органы власти и СМИ не валить все в одну кучу. Понятие «чистый уголь» начали использовать энергетики, которые производят тепловую генерацию. Технологии «чистого угля» позволяют использовать уголь с утилизацией вредных выбросов на 99,97% . Давайте все вместе через НДТ на каждом технологическом процессе – от геологоразведки до перевозки и использования угля – будем совместными усилиями государства и власти делать все, чтобы шаг за шагом добиваться «чистого угля», но только делать это постепенно! Пусть в Министерстве природных ресурсов и экологии ключевым показателем эффективности будет не количество штрафов, которые они с недропользователей выколотят, а именно динамика снижения негативного воздействия на окружающую среду. Причем, требования должны быть реальные и объективные. Президент отметил: у нас угля еще минимум на 500 лет. Это не наше проклятье, а наше ключевое преимущество. Именно угль является самым надежным и эффективным первичным энергоресурсом. На сайте Минприроды появилось сообщение о том, что разрабатывается законопроект, который вскрышные вмещающие породы выведет из понятия «отходы». После рекультивации они не будут попадать под нормирование, под критерии объекта «Размещение отходов», не будут учитываться в проекте, не будет взиматься плата за негативное использование и воздействие. То есть власть  в каких-то моментах идет навстречу! Если согласование будет доведено до логического завершения, возможно, что-то и сдвинется.


Мария Доброхотова - представитель органа, который все технологии, о которых говорили участники «круглого стола», саккумулировали в справочниках:  

- В прошлом году был разработан справочник по добыче и обогащению угля. Угольные компании активно принимали участие при его подготовке, составляя более 50% состава технической группы. Остальные 50% - представители регуляторов, союзов и т.д. При проведении деловых игр, разработке справочника, мы посещали много предприятий, в т.ч. – угольных. Целый ряд из них построены и функционируют в соответствии с принципами наилучших доступных технологий, поэтому нельзя сказать, что сейчас все плохие и все плохо, а с 1 января 2019 года резко начнутся улучшения. Тем не менее, переход от этих единичных примеров к повсеместному переходу на НДТ, произойдет в 2019 году. Что он означает? Предприятия 1 категории должны будут соответствовать определенным технологическим показателям, которые разработаны в технических рабочих группа в результате сбора сравнительных данных по предприятиям той или иной отрасли и систематизированы в справочниках. В рамках комплексных экологических разрешений предусмотрено нормирование на основании технологических показателей, расчета технологических нормативов предприятий, и т.д. Технологические показатели в справочниках установлены не такие жесткие, как в законодательстве и евросоюзе. Делалось это сознательно. Со временем они ужесточатся. Предусмотрено, что справочники должны будут актуализироваться не реже, чем 1 раз в 10 лет, в соответствии с графиком, который будет утверждаться Правительством. Процесс согласования графика продлится до конца года. Актуализация должна будет начинаться с 2019 года. Накопленный опыт говорит о том, что порядок разработки должен быть немного скорректирован. Будут обновлены ряд документов, в числе которых – Постановление Правительства, которое регулирует работу межведомственной комиссии по рассмотрению программ повышения экологической эффективности.


Андрей Моисеенко рассказал об уникальном опыте работы по ликвидации угольных предприятий:

- Российская Федерация ликвидировала 186 шахт и 15 разрезов, в которых было государственное участие, и процесс ликвидации еще не закончен. Опыт ликвидации в таком объеме на данный момент существует только у нашей организации и непосредственно у Министерства энергетики. Коллеги тут выступали и рассказывали, какие белые и пушистые у нас угольные организации. Я во многом не согласен: угольные отвалы, которые остаются, во-первых, несут риски самовозгорания. Второе – выработанное пространство после работы шахт несет риски для проживания населения, инфраструктуре шахтерских городов и поселков. По поводу ситуации, связанной с водой, я хотел бы их полностью поддержать. В качестве примера могу привести кислые воды Кизелевского угольного бассейна. Там есть 4 крупных шахты, на которых, согласно плана ликвидации, необходимо было построить водоочистные сооружения. Мы очень долго пытались подобрать технологию очистки. Там не подходил даже обратный осмос – такие кислые воды. Мы обращались к немецким, голландским специалистам – они не смогли предложить нам ничего. Нашелся специалист, который разработал технологию – очень дорогостоящую: на одно очистное сооружение расходы – миллиард 200 миллионов руб. в год. Это величины, который не осилит ни один областной бюджет. Такая же ситуация сложилась сейчас в Ростове. Мы расширяем очистные сооружения шахты им.Кирова. Разрабатывали, корректировали проект, который подразумевал очистку воды до фоновых значений. Но государственная экспертиза требует очищать до ПДК. Нагрузка ложится на муниципальный бюджет. Администрация отказывается вкладывать деньги. Но проблема еще шире: наша рабочая группа, которая сотрудничает с МЧС, получила список 439 объектов угольной отрасли, которые являются опасными и наносят экологический ущерб. Очень большое количество шахт признаны банкротами и просто брошены. Не ведется никакого мониторинга ни за выработанным пространством, ни за качеством воды. Вода самоизливом поднимается и попадает в реку. Огромная проблема - как регулировать контроль после отработки запасов? Небольшие угольные компании зачастую просто банкротятся. Привлечь к ответственности или найти денежные средства на их ликвидацию не представляется возможным. Министерство природных ресурсов при нашей поддержке инициировало законопроект, который требует создать ликвидационный фонда, но на данный момент не получается принять его, ведь это дополнительная нагрузка на угольные компании, которые препятствуют принятию Закона. Как решать такую ситуацию? По инициативе губернатора Кемеровской области и Министерства энергетики мы ведем  Комплексную программу ликвидации особо убыточных шахт городов Киселевска, Прокопьевска и Анжеро-Судженска. В рамках этой работы обязательства по ликвидации одной из шахт-банкротов записываются в лицензию тому предприятию, которому выдается участок для новой разработки. Нужно изучить этот опыт! И все-таки задуматься: нет единого законодательства, которое регулирует, что должно находиться в проекте ликвидации, кто должен вести откачку и очистку воды, организовывать мониторинг, следить за выработанным пространством, которое гидрологически связано с огромными территориями. Министерство энергетики сейчас вообще исключено из этой ситуации. Мы готовим целый пласт законодательных инициатив и надеемся на их поддержку!


Андрей Панов согласился с предыдущими докладчиками:

- Да, местами есть перегибы по сточным водам, по отвалам. Что касается Кемеровской области, жалобы населения связаны в основном с тем, что жилые объекты находятся рядом спроизводством: у нас более 50 разрезов и 40 шахт работают на территории области. Есть проблемы с санитарно-защитными зонами. Зачастую расчетные нормы далеко не соответствуют реалиям (1000 м. до работ и до отвалов и терриконов – 500 метров). У нас бывает и до 30 метров. Нужно дать определенный период, 3-5 лет, на расселение этих зон, тогда не будет жалоб и проблем. Прошу внести этот момент в резолюцию.

Спикерам, выступавшим на «круглом столе», было задано еще много вопросов. По просьбе Д. Исламова докладчики сформируют и передадут свои предложения в письменном виде. Эти предложения будут рассмотрены и, возможно, лягут в основу будущих законодательных актов.